НАСТЯ. ЗАНЯТИЕ - 3.

Автор: Евгения Карева. Опубликовано в Евгения Карева

Евгения Карева

О том, что Настя беременна мне сообщили по секрету сразу же несколько человек. В другое время и при других обстоятельствах я бы обрадовалась – ведь это здорово, когда рождаются дети! Но тут было, над чем задуматься и о чём беспокоиться. Прежде всего, проблема заключалась в том, что девушка не только не была замужем, но, похоже, не очень-то надеялась на поддержку отца своего будущего ребенка.

А ведь в последнее время все у нее складывалась совсем неплохо. Уже больше двух лет она прожила в Доме Восстановления, в этом не совсем обычном приюте для подростков, где царствует не жесткая дисциплина, а исцеляющая любовь. Отмылась, сменила обноски на чистую одежду, а главное, поменялось её окружение. Девушка перестала пить, вместе с другими ребятами хоть и по слогам, каждое утро читала Библию, молилась перед едой и научилась благодарить тех, кто заботится о таких, как она.


И, действительно, Настя здорово изменилась по сравнению с той, какой я её встретила 2 года назад. Время и тепло сделали её чуть мягче и женственней, хоть она по-прежнему не расстаётся со своей комуфляжной бейсболкой. И хохочет таким же неестественно грубым и коротким смешком, невпопад начинающимся и обрывающимся тоже невпопад. Как будто пересмеять хочет то ли всех, кто попробует ей хоть что-то возразить, то ли свою почему-то ей доставшуюся бестолковую жизнь.


Ей многое здесь прощали, несмотря на все её чудачества, закрывая глаза на мелкие по сравнению с теми, что были, грешки. Но неожиданно Настя сорвалась и ушла, видно, потянуло «на старые подвиги». Кутила где-то несколько недель, а когда вернулась в «родные пенаты», обнаружила, что собирается стать мамой.


Эта новость её первую ошеломила: «Какая мама? Какой ребенок? Я сама еще ребенок. На что я его растить буду? Где жить?» - стучало в её голове. С малых лет Настя не знает ни родных, ни дома. Отца вообще не помнит, а мать и две старшие сестры спились. У третей сестры, правда, семья есть, но Настю они не признают – отрезанный ломоть.


Да и они все ей давно чужие, вот только бабушку девушке жалко, единственный человек, который её любил когда-то. Она еще жива, перебивается как-то в своей Вологодской глубинке, но ей поди-ка самой уже лет 90, чем она сможет помочь?

Давно Настя не была на родине, с тех пор, как из интерната убежала, куда её пристроили социальные работники, чтобы хотя бы сыта была и одета. Но там её все, кому не лень, обижали и дети, и воспитатели, и девочка со своим бунтарским характером не выдержала. Сама не помнит, как стала свободной жительницей питерских трущёб.
Там она прошла свои «университеты», даже по-английски выучилась говорить. Правда, всего одну фразу: «Ван доллар, плиз», и иностранцы около фишенебельных гостиниц не могли не отозваться на просьбу голодной русской девочки. Зато наши валютные меняла не стеснялись тут же обирать детей. И обирали. А где «мелким» еще было обменять свой «ван доллар», если у них ни паспорта, ни прописки, ни покровителей, которые бы их защитили. Сами за себя приучились заступаться, кожей своей постигая «закон каменных джунглей». Следы этой борьбы за жизнь – множество коротких порезов и один большой шрам, некрасиво разворотивший кисть - с 14 лет неё на руке. А сколько их внутри, там, куда девушка никого не пускает?.. Даже Бога…

Сейчас Настя знает гораздо больше английских слов, ведь в Доме Восстановления часто бывают американские миссионеры – мужчины и женщины, молодежь, они приезжают, чтобы поделиться с русскими изгоями доброй вестью, которая в конечном счете и меняет всю жизнь юных бунтарей: «Бог любит тебя!»


Но как это может отразиться на Настином положении, и вообще, как теперь быть с ней и её новой проблемой? Можно было бы, конечно, ей объяснить, что Дом Восстановления не планировался для беременных, для этого есть специальные центры, приюты для «маленьких мам». А это место - для молодежи, для тех, кто потерял себя, смысл своего существования, свои документы или жильё. Какое-то время они могут перекантоваться, осмыслить свою жизнь под крышей и на сытый желудок, подыскать работу, восстановить отношения с близкими, поверив в конечном итоге в непрекращающуюся любовь Небесного отца.


Здесь сами стирают в современной машинке, сами моют полы и готовят на всех, кто сегодня проживает в Доме, а это число каждый раз варьируется, может быть 5, а может, - 25. Парни и девушки учатся заботиться о себе и о других, соблюдать чистоту, осваивать практические вещи: застилать постели, наводить вокруг себя порядок, пользоваться электротехникой и различными инструментами. А самое главное: в этом месте они начинают осознавать: что больше не сироты, что у них у всех есть общий Отец, которому небезразлично, что с ними будет, и который разными способами подбирает ключики к их оледеневшим сердцам.

Как же решится Настина судьба? Что приготовил ей Бог? Эти мысли занимали всех, когда я начала раз в неделю с воскресенье по вторник приезжать в Дом Восстановления. В день моего очередного приезда будущая мама сделала УЗИ и показывала всем черно-белый снимок. Сама она не могла наглядеться на своего малыша, очертания которого едва можно было угадать в мутном изображении, если, конечно, иметь хорошее зрение и воображение… Но эти трудности - не для Насти. Она уже своего сыночка ждала, любила и звала Александром.

Мы на время переключились, когда я предложила ребятам начать подготовку к Рождеству, вспомнить разные веселые развлечения, игры. Оказывается, все, кто хоть раз проводил Рождество здесь, в Доме Восстановления до сих пор вспоминают и праздники, и подарки. И тут я предложила: а что если мы сами изготовим и подарим свои поделки тем, кто обычно дарит нам. Идею поддержали, и мы в этот же день приступили к изготовлению открыток.


Правда, первые свои «шедевры» девушки отказались вносить «в общак», не расстаться было с творением своих рук. Только через несколько занятий мне удалось им доказать правоту Библии в том пункте, где говорится, что «блаженнее давать, чем принимать».


Но Настя, похоже, Библейскую истину восприняла сразу. При всей её грубости и цинизме, она вообще не держалась за вещи, она ценила что-то другое, возможно то, чего у нее самой никогда и не было. И это «что-то» явно не принадлежало миру вещей. Поэтому, если у Насти в руках оказывалось что-нибудь, что можно было подарить, она, не задумываясь, дарила.


Для самой дорогой, наверное, что были при ней, вещицы, этого первого портрета её младенца, запечатленного аппаратом УЗИ, она «заказала» мне красивую рамочку. И когда мы с Катюшей старательно изготовили её, напрягая свою фантазию и мастерство, вставили в нее снимок, счастливая Настюха тут же подарила её своей приёмной маме. Так многие здесь называют Ольгу Николаевну, первую служительницу Дома Восстановления, детского пастора церкви «Победа», с которой все и начиналось.


Именно на её детские служения в церковь, что находится в Купчино, стали приходить бездомные ребята с улицы. Она подкармливала их, беседовала с ними, приглашала приходить ещё. Они и приходили, и новых своих друзей приводили. Да они и сейчас приходят или звонят, несмотря на то, что у кого-то уже есть свои семьи. Знают, что Ольга Николаевна, как мама, беспокоится о своих питомцах, кого-то поругает незлобиво за сделанную глупость, кому-то даст добрый совет. И устала от них и их бесконечных проблем, ведь семь лет – без отпуска, и уже не может без них. А они – без неё.

Вот и Настя первой свою новость сообщила Ольге Николаевне, на что та со свойственным ей спокойствием ответила: «Господь усмотрит», а сама молилась и позванивала в разные приюты для будущих мам…  Сколько тепла и заботы было отдано здесь Насте - такой взрывной, порой агрессивной. Сколько молитв за нее было вознесено! Разве отдаришься когда-нибудь? Да этого и не требовалось. На любовь ответить можно только любовью.


В свой день рождения Настя не ожидала получить такое количество подарков. Среди них был даже новенький в красивой упаковке мобильник. Ну, а самым дорогим и самым неожиданным оказалось СМС-поздравление от сестры из Вологды: «Никаких приютов! Рожать приезжай к нам. Комнату тебе выделим. Вырастим вместе твоего Александра…»